понедельник, 7 января 2013 г.

Мои старенькие стихи


*     *     *
Расстаемся. Киоск. Остановка.
И автобус 12-й ждет,
И в улыбке – печаль и неловкость,
Как у птицы ручной, опрокинутой в лёт.
Созвонимся. Рукой ты махнула,
Поплыла, ускоряясь, земля,
И от этого шума и гула
Сиротливо душа замерла.
Я стою, ожидая чего-то,
Ощущая распад и разъятие клеток
Отцветающих лилий, как будто на годы
Увезла ты звенящее лето.
*   *   *
На остановке, ощущая рок,
Мной движущий, я был печален,
У рта струился ветерок,
И косо падавший снежок
Едва-едва был различаем.
Мне было грустно. Отчего,
Я сам не знал и не старался
Узнать, лишь чувствуя щекой
Вкруг обступившее пространство.
Ещё звучал твой голос мне,
Сказавший что-то на прощанье,
А что – не помнил я. В окне
Был свет. И билось, не вмещаясь,
В груди упруго сердце. Потому,
Что в мире всё неразделимо:
И голос, произнесший моё имя,
И снег, кружащийся во тьму.
Ещё звенело тонкое стекло
И расцветал жасмин и ландыш
Надежд моих. Тепло
Хранило сброшенное платье
На спинке стула. Отчего
Мне было грустно, я не помнил…
В бегущей череде веков
Спешил мой век,
                            немыслимо огромный.

*   *   *
Всё наваждение и сон,
Дней золотых изменчивые иды,
В которых странствует Ясон,
Искатель солнечной Колхиды.
Пока рассвет – и не украдено руно,
И не покинуты гречанки,
Пока есть ложе и вино,
Не торопись туда,
                              где корабли и чайки.
Не торопись, успеешь ты отплыть:
У моря много дней и далей,
Пока не спрядена у Ариадны нить
И медь в цене,
                        и нет в помине стали…
Проснувшись рано, ты лежишь,
Ловя далёкий шум прибоя,
В углу попискивает мышь,
Своей довольствуясь судьбою.
Всё – наваждение. И в дрёме полусна
Ты думаешь о том, что сын взрослеет,
Что дорог нынче хлеб, и ранняя весна
У взморья переменчива. И с нею
Какой-то грек, по слухам царь
Далёкой области иль острова Родоса
Или Итаки, отплывает, словно встарь,
И будто бы нужны ему матросы…

Комментариев нет:

Отправить комментарий